От терапии отчаяния — к исцелению

От терапии отчаяния — к исцелениюКак лечить пациента, на которого не действуют лекарства? Такую непростую задачу решают медики, бросившие все силы на борьбу с туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью. Они имеют дело с таким грозным, изворотливым врагом, который на каждую атаку только наращивает мощь. Печальная тенденция: в мире все больше пострадавших от палочки Коха, которым практически не помогает имеющийся в распоряжении врачей арсенал медикаментов. Казалось бы, ситуация тупиковая...

Свой выход из нее предложили специалисты Республиканского научно–практического центра пульмонологии и фтизиатрии. Разработанный совместно с коллегами из РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии метод лечения мультирезистентного туберкулеза с применением мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток (ММСК) уже дарит надежду.

Выше потолка возможностей
Особенность туберкулеза в том, что он не беспокоит человека, пока процесс не распространится в легком. По сути, болезнь поначалу не причиняет столько неприятных ощущений, сколько ее лечение. Ежедневный прием пяти и более антибиотиков в течение двух лет, а то и дольше переносят плохо все без исключения. Те, у кого недостаточно убеждения, что это — единственный способ выздороветь, бросают, увеличивая масштаб проблемы. Ведь палочки Коха быстро приспосабливаются к лекарствам, если их принимают нерегулярно. Тем временем нерадивый пациент может заражать такими же штаммами микобактерий окружающих. А вот когда у него начинается интоксикация, повышается температура и он уже готов «сдаться» врачам, помочь ему бывает крайне сложно, если вообще возможно.
Противотуберкулезных лекарств с доказанной эффективностью в мире не так уж и много, чуть более десятка. Два основных — рифампицин и изониазид. Резистентность микобактерий к ним (определяемая с помощью лабораторного анализа) означает, что пациент болен туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью. Если же таких «неработающих» медикаментов больше, говорят уже о широкой лекарственной устойчивости. Ежегодно наши фтизиатры сталкиваются и с пациентами, которые уперлись в потолок существующих возможностей медицины. Как правило, это неоднократно бросавшие лечение на полпути больные–хроники.
Конечно, им предлагают прием максимального количества медикаментов, которые могут хоть немного улучшить состояние, хирургические методы... Но этого зачастую мало. «Сначала над методом с применением ММСК мы стали работать как с терапией отчаяния, чтобы каким–то образом помочь этим людям. Сегодня такое лечение прошли более 30 человек, подавляющее большинство которых не имели никакого шанса на то, чтобы поправиться. Результаты весьма обнадеживающие: они уже завершили курс», — и все же Елена Скрягина, доктор медицинских наук, заместитель директора РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии по научной работе, призывает к осторожности в оценках. Надо еще понаблюдать, не будет ли рецидивов (хотя от них не застрахован ни один пострадавший от палочки Коха).
Альтернативы нет
От терапии отчаяния — к исцелениюКак ни удивительно, сама процедура — официально она называется трансплантация мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток — довольно проста. Сначала под местной анестезией делается укол, с помощью которого из подвздошной кости берется от 40 до 100 мл костного мозга. Затем он отправляется в лабораторию клеточных манипуляций РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, где в специальной среде масса клеток увеличивается до нужного количества. Подсчитано, что для лечебного эффекта нужен 1 млн. ММСК на килограмм веса пациента. То есть если больной весит 70 кг, ему потребуется 70 млн. клеток. Такой объем получается примерно за месяц. После чего выращенные клетки возвращаются пациенту. Выглядит это как обычный внутривенный укол, вводится от 10 до 20 мл клеточной суспензии. Побочных реакций никаких. И все же медики, работающие над методом, для подстраховки оставляли прошедших процедуру на несколько часов для наблюдения в отделении интенсивной терапии.
Что в итоге? Восстанавливается популяция стволовых клеток в различных органах, в том числе и в легких. Елена Скрягина говорит о двух основных эффектах. Иммунологическом — ММСК подавляют непродуктивное воспаление, усиливают специфический иммунный ответ организма против микобактерий туберкулеза. И... пластическом: восстанавливается легочная ткань. ММСК являются источником (предшественниками) практически всех зрелых клеток, из которых состоит ткань легкого, они и закрывают собой повреждения. Причем без образования рубца или фиброза, а новой полноценной тканью! «Основная проблема туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью в том, что мы не можем убрать дефект легочной ткани. Из–за этого бесконечное количество микобактерий распространяются по легким дальше, выделяются в окружающую среду. А это громадная эпидугроза! Особенно если нет препаратов, которые могут работать с устойчивыми микобактериями... На данный момент для исправления повреждений альтернативы клеточной терапии нет», — уверена Елена Скрягина. Однако стоит подчеркнуть: разработанный метод (работа велась в ходе государственной научно–технической программы «Инфекции и микробиологические нанобиотехнологии») — вспомогательный, применяется наряду с химиотерапией. Как только ясны будут отдаленные эффекты, можно будет вести речь о более широком внедрении. Тогда медики смогут работать на опережение, а не только на той печальной стадии, когда других вариантов попросту нет.
***
Метод запатентован, на сегодня он единственный в своем роде, им уже всерьез заинтересовались ученые из Лондона и Каролинского института (Стокгольм). Ведь разработка дает шанс тем, кому еще вчера коварная инфекция не оставляла выбора.
Цифра «СБ»
В Беларуси туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью обнаруживают у 10 — 15 процентов ранее лечившихся и у около 2 процентов впервые заболевших.
Где еще у нас применяют стволовые клетки?
Не первый год трансплантации стволовых гемопоэтических клеток выполняют онкологи и гематологи. Экскурс же по новым направлениям мы попросили провести академика–секретаря отделения биологических наук НАН Беларуси, научного руководителя программы Союзного государства «Стволовые клетки» профессора Игоря Волотовского:
— Очень хорошие результаты показало лечение трофических язв у больных с сахарным диабетом и нарушениями венозного кровообращения с помощью стволовых клеток. Это совместная работа нашего Института биофизики и клеточной инженерии и 2–й кафедры хирургии БГМУ. В РНПЦ неврологии и нейрохирургии под руководством профессора Лихачева выполняется тема по разработке технологии лечения бокового амиотрофического склероза. В БелМАПО с помощью стволовых клеток пытаются восстановить целостность периферических нервов, поврежденных в результате травмы. Эффект есть, хоть и не радикальный. У нас закончилась большая тема по программе «Инновационные биотехнологии», речь о новом методе лечения инфаркта миокарда совместно с РНПЦ «Кардиология». Пока способ отработан на животных: моделировали заболевание у крыс и вводили им мезенхимальные стволовые клетки. Результаты есть: сокращается поле пораженной мышцы, идет ее восстановление. Однако биомассу стволовых клеток можно наработать за 10 — 14 дней, поэтому острый инфаркт миокарда лечить аутологическими стволовыми клетками (полученными от пациента) не представляется возможным, а вот на стадии реабилитации это вполне реально. Но для этого нужны дальнейшие исследования.

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст
Skip to content