Есть ли у одиноких стариков и инвалидов альтернатива интернату

Есть ли у одиноких стариков и инвалидов альтернатива интернатуУже нескольких лет в Беларуси развиваются альтернативные формы проживания одиноких стариков и людей с инвалидностью, но количество постояльцев интернатов при этом увеличивается. Почему для большинства из них казенный дом оказывается единственным вариантов?

Дорогой наш интернат

Очередь на поселение в психоневрологические дома-интернаты в Беларуси ликвидирована везде за исключением Могилевской области, где возможности переселиться в интернат ждут 154 человека. В ближайшее время власти планируют решить и эту проблему, предоставив места нуждающимся в Чаусском психоневрологическом доме-интернате.

Психоневрологические интернаты являются самыми дорогими в содержании, стоимость различается в зависимости от уровня комфортности и региона.

Например, в Минске государство тратит на содержание одного постояльца в психоневрологическом интернате 7-10 млн рублей в месяц, в обычном — 6-8 млн рублей.

Основные расходы примерно в равных долях приходятся на зарплату сотрудников, содержание материально-технической базы и уплату налогов, сообщила начальник управления стационарных учреждений социального обслуживания и капитального строительства Министерства труда и социальной защиты Мария Горбацевич.

В Беларуси в интернаты бесплатно не помещают. За содержание платят либо родственники (около 5 млн рублей в месяц), либо сам постоялец из своей пенсии, из которой удерживается 75-90%. При этом интернаты остаются затратными учреждениями — при любом варианте оплаты содержания государство все равно оказывается в минусе

Содержание в психоневрологических интернатах родственники постояльцев не обязаны оплачивать. Однако пенсия идет в бюджет за исключением 10%, которые остаются на счету инвалида. Администрация интерната тратит эти деньги на его нужды.

Попытка ввести договоры ренты, когда старики в обмен на досмотренную старость отдают государству свою квартиру, по сути потерпела фиаско. В Минске с 2011 года заключено только 23 договора ренты.

Суть ренты в том, что ее получатель (человек, достигший 70-летнего возраста и не имеющий в столице родственников, обязанных его по закону содержать) передает принадлежащее ему жилье в собственность города. Плательщик ренты (Мингорисполком) либо организовывает уход на дому, оплачивая коммунальные услуги и рентную плату (до трех базовых) либо предоставляет проживание в отдельной комнате в доме-интернате «Свiтанак».

Опыт Минска планируется распространить на всю страну, отметила Мария Горбацевич. Но пока договора не заключаются, так как соответствующий документ только планируется внести на рассмотрение Совета министров.

В Беларуси существует 80 домов для престарелых и инвалидов, в том числе: психоневрологических — 47, общего типа — 23. Всего в домах-интернатах общего типа проживает 4100 человек, в учреждениях психоневрологического профиля — около 47 тысяч.

«У меня люди питаются лучше, чем в любом санатории»

Досматривать стариков — дело маловыгодное. Показательным в этом плане является уровень развития в Беларуси системы частных интернатов. В стране есть только один частный пансион — Войгановский дом-интернат «Семейный причал» в Воложинском районе, который работает с 2013 года.

Сейчас в «Семейном причале», рассчитанном на 45 человек, занято 43 места. Половина из постояльцев — лежачие.

Как отметила в комментарии для Naviny.by директор «Семейного причала» Елена Дубовик (на снимке), люди здесь работают не случайные, так как работа непростая, а деньги небольшие:«Тем не менее, это работа, которой дорожат. Наши постояльцы требуют постоянного ухода, чтобы у лежачих не было пролежней, чтобы люди были накормлены. Это непростая работа».

Интернат уже вышел на самоокупаемость. Финансирование формируется из платы постояльцев (7 млн рублей в месяц) и доходов от подсобного хозяйства. Понятно, что постояльцам, чтобы оплатить услуги интерната, требуется помощь родственников, пенсии не хватит.

В интернате живет 10 человек, которые не могут платить полную сумму, так как одиноки и получают лишь социальную пенсию — для инвалидов первой группы это 1 млн 750 тыс. рублей. Они отдают интернату 90% пенсии.

Как удается выживать?

«У нас свое молоко, куры и огород, — рассказала Елена Дубовик. — Мы все, включая постояльцев, работаем по мере возможности. И в результате подсобное хозяйство дает нам возможность сводить концы с концами. У меня люди питаются лучше, чем в любом белорусском санатории».

Под интернат арендуется здание бывшей школы, в котором сделали ремонт, оснастили новой мебелью. Выкупить помещение у государства пока не получается. Как и получить господдержку.

«Мы — частники, поэтому по закону не можем оказывать услуги, выполняя государственный социальный заказ. Это могут делать только общественные организации. У нас нет никакой помощи от государства, мы сами помогаем, благодаря нашим помощникам-благотворителям, тем, кто нуждается. И, знаете, пусть не мешают, помогать не надо», — сказала Елена Дубовик.

Фактически «Семейный причал» — благотворительный проект, потому что заработать на уходе за людьми, значительная часть из которых не платит даже за питание, невозможно.

Елена Дубовик такой цели и не ставит: «Деньги — не самое важное в жизни. Если бы вы видели, как много людей со статусом, с деньгами оказываются в онкологических отделениях в тяжелом состоянии, сколько умирает. У них есть всё, но здоровья нет, а этого не купишь ни за какие деньги». 

Что вместо интерната?

В интернаты люди попадают от безвыходности. Многие одинокие переходят во взрослые учреждения прямо из детских, другие оказываются в соцучреждениях, когда родственники больше не могут за ними смотреть.

В Нулевом отчете о соблюдении в Беларуси прав людей с инвалидностью, который инициировал Офис по правам людей с инвалидностью, было отмечено, что люди попадают в интернаты в числе прочего потому, что вне их не могут получить комплекс социальных услуг.

Приводится пример, когда женщина живет с двумя инвалидами-колясочниками — сыном и супругом. Из-за отсутствия безбарьерной среды и сын, и супруг не могут пользоваться туалетом, ванной, не имеют возможность выезжать на улицу по причине недостаточной ширины коридоров и дверей и отсутствия пандуса. Все обращения в государственные органы по поводу обмена квартиры были тщетны, т.к. законодательством не урегулирован вопрос обмена квартиры, находящейся в собственности частного лица, и социальные службы не способствуют разрешению этой ситуации, т.к. это не в их компетенции.

Вероятнее всего, эти люди тоже окажутся в интернате.

В докладе отмечается, что национальная система социального обеспечения характеризуется ограниченным ресурсом оказания специальных услуг лицам с инвалидностью: «Стационарные учреждения социального обслуживания (интернаты) являются единственной возможностью для обеспечения ухода за лицами с тяжелыми формами инвалидности». 

Государственный психоневрологический дом-интернат является фактически единственным (как альтернатива проживанию с семьей/родственниками) учреждением, в котором могут проживать люди с психическими нарушениями. Причем проживать в интернатах данного типа могут лишь граждане, признанные судом в установленном порядке недееспособными.

Таким образом, именно отсутствие социальных услуг на дому в необходимом объеме создает систему, при которой интернат для стариков и инвалидов становится единственным вариантом выжить.

Хотя, надо признать, что в последнее время набор соцуслуг на дому расширился. Теперь социальные работники бесплатно обслуживают на дому одиноких и малообеспеченных, всех остальных, кому нужны их услуги, — за умеренную плату.

При центрах есть хозяйственные бригады и бригады социального обслуживания на мобильной основе.

Все более востребованными становятся услуги отделений дневного пребывания для пожилых людей. Активно внедряется сопровождаемое проживание для пожилых людей и людей с инвалидностью. Для государства это на 20% дешевле, чем содержание в домах-интернатах. Такой вариант проживания возможен и для людей с психическими заболеваниями.

Для людей означает жизнь дома или в специальном учреждении при поддержке профессионалов.

А в психоневрологическом доме-интернате № 1 Минска практикуется интегрированное проживание. «Это дом, где живут сотрудники интерната, а первый этаж отведен для проживания людей с инвалидностью, которые адаптированы для самостоятельной жизни в социуме», — рассказала заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Ирина Дудка.

Есть услуги сиделок — от 20 тысяч за час в будний до 44 440 рублей в входной день. Есть возможность дневного пребывания в территориальных центрах соцобслуживания — для инвалидов и пожилых. В некоторых случаях людей доставляют туда и обратно на социальном такси.

Одним словам, альтернатива интернату все же есть. Во всяком случае, при наличии у старика или инвалида заботливых родственников, готовых потратить время и деньги на то, чтобы человек оставался в семье.
Naviny

 

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *