Рента: всё включено

Рента: всё включено«Замечательная идея для одиноких людей»: в стране заключено уже 24 договора социальной ренты.

По желанию пенсионера за ним закрепили прежнего социального работника Людмилу СЕЧКО. Она посещает его пять раз в неделю.

Этим летом минчанин Юрий Ирмашев перешагнул порог официального долгожительства — ему исполнилось 90 лет. Несколько лет назад он ставил перед собой задачу-максимум — дожить до этой почетной даты, а сегодня со смехом констатирует, что план перевыполнил и перед ним аж две новые, мотивирующие продолжать жизнь цели — увидеть ЧМ по хоккею-2021 и поучаствовать в предстоящих парламентских и президентских выборах. Впрочем, нам Юрий Камилович интересен не только как человек, который перемахнул почтенный возрастной рубеж. Он один из немногих пенсионеров, кто поставил подпись под договором пожизненного содержания с иждивением. В обмен на жилье, которое после его смерти достанется государству, он получил уход и заботу. Корреспондент «Р» отправилась к нему в гости.

«Родственники меня поддержали»

В своем очень авторитетном возрасте Юрий Ирмашев живо интересуется общественными и политическими событиями, происходящими в стране, и это неудивительно. За плечами два высших образования и многолетняя работа в парткомах ведущих минских предприятий. А вот семью заслуженному человеку создать не удалось. Одиночка по натуре, Юрий Камилович и сейчас старается обходиться без посторонней помощи. Но годы, конечно, берут свое: слух и зрение сильно подводят, а болезнь, которой он страдает с детства — ревматизм, привела к тому, что передвигаться он может только по квартире и только с помощью ходунков.

— Вниз по лестнице со своего третьего этажа спуститься сам, наверное, смогу, — говорит пенсионер. — А вот подъем по ступенькам вверх вряд ли осилю — надо обязательно, чтобы кто-то поддерживал.

Сказать, что у Ирмашева нет совсем родственников, было бы неправдой. Он родился в многодетной семье, и сегодня его бездетные брат и сестра живут в Уфе. Есть еще сестра в Усть-Каменогорске. Но они сами в очень преклонном возрасте. Предлагали Юрию Камиловичу переехать к ним, но на такие кардинальные изменения и долгий переезд он не отважился.

Три года назад Юрий Ирмашев узнал о новой форме социального обслуживания — договоре социального содержания с иждивением, или социальной ренте, в соответствии с которым квартира (у него двушка в центре города) переходит в собственность Мингорисполкома, а он взамен получает полный пакет социальных услуг и ежемесячную выплату ренты (в размере 2 базовых величин). При этом полностью сохраняется его пенсия.

— Я считаю, замечательная идея для одиноких людей, таких как я! — говорит Юрий Камилович. — Не преминул ею воспользоваться.

— А как родственники отнеслись к вашему решению? — интересуюсь.

«Теперь у родственников не болит душа, что я недосмотрен»
«Теперь у родственников не болит душа, что я недосмотрен»

— Поддержали! — говорит Ирмашев. — У них теперь душа не болит, что я недосмотрен! На мою жилплощадь они не претендовали, квартирами ведь сами обеспечены, в деньгах не нуждаются.

Юрий Ирмашев выбрал один из двух возможных вариантов социальной ренты — обслуживание на дому. От поселения в дом-интернат отказался.

— Пока на своих двоих, хочется как можно дольше пожить в родных стенах, — и показывает рукой на шкаф, где разместились двести томов «Всемирной литературы». — У меня в своем доме есть чем заняться.

По желанию пенсионера за ним закрепили прежнего социального работника Людмилу Сечко. Она посещает его пять раз в неделю (для сравнения, к обычным подопечным она заходит только дважды).

— Я без нее никуда, привык как к родственнице! Вежливая, улыбчивая, доброжелательная. Десять магазинов не поленится обойти, чтобы найти то, что мне нужно. Она оплачивает все коммунальные счета, убирает, покупает продукты, вызывает социальное такси, и в машину посадит, и к окошку регистратуры в поликлинике подведет.

Словно в подтверждение своих слов Юрий Камилович протягивает упаковки лекарств, на которых от руки большими буквами написаны даты. Это почерк Людмилы Викторовны, она строго следит за режимом приема препаратов и их сроком годности.

ЦИФРА

С 2012 по 2018 год в стране заключено 24 договора социальной ренты. Услугой пожизненного содержания с иждивением воспользовались 29 человек, в том числе две семейные пары. Все они — жители Минска.

Позвоните — мы ответим

За год обслуживания по социальной ренте многое сделано в отношении здоровья Юрия Камиловича. Он, как сам признается, к врачам почти не обращался, запустил организм. Со слухом совсем беда — не слышит ни телефонного звонка, ни стука в дверь. Недавно прошли полное обследование в специализированном центре и приобрели слуховой аппарат. Со зрением тоже проблемы — глаукома и катаракта. Добились того, что с помощью капель снизили почти вдвое внутриглазное давление.

Если вдруг срочно понадобится помощь, Юрий Камилович может набрать дежурный номер территориального центра социального обслуживания населения Советского района, но у него есть и домашний телефон Людмилы Сечко. Своеобразная «горячая кнопка». Сразу видно — особый он у нее подопечный.

По желанию пенсионера за ним закрепили прежнего социального работника Людмилу Сечко. Она посещает его пять раз в неделю.

КОМПЕТЕНТНО

Как получить лекарство от одиночества

Ирина ДУДКА, заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома
Ирина ДУДКА

Ирина ДУДКА, заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома:

— Безусловно, одиноких людей, которые могут воспользоваться социальной рентой, в разы больше. Но им никто не стремится что-то навязывать. Никто не запрещает одинокому пожилому человеку, нуждающемуся в помощи, например, заключить договор ренты с физлицом, в роли которого может выступить кто угодно — сосед или даже малознакомый человек, заинтересованный в улучшении жилищных условий. Но в таком случае у него есть риск, связанный с материальной выгодой. Ведь чем скорее нетрудоспособный гражданин умрет, тем скорее человек станет полноправным обладателем жилья. Опекун лично не заинтересован, чтобы его подопечный прожил дольше. Да и гарантировать качественный уход сложно. Не случайно один из первых наших рентников, получив предложения о заботе в обмен на квартиру от своих соседей, сказал: там, где в человеческие отношения вмешиваются денежные, дружбе — конец.

При заключении договора ренты с государством подобный конфликт интересов исключен. За рентником ухаживает социальный работник, который лично не получает жилье в свою собственность, то есть материальной выгоды от подопечного никакой.

Договор социальной ренты дает человеку выбор — оставаться в своей квартире или поселиться в доме-интернате, где ему предоставлены комфортная одноместная комната, пятиразовое питание, круглосуточное наблюдение, медицинское обслуживание и досуг. Переселение в дом-интернат становится необходимостью, когда без посторонней помощи он не может прожить ни дня, находится на постельном режиме и ему требуются круглосуточное наблюдение, уход и медицинская помощь, что вне стационарного учреждения осуществить проблематично.

При составлении договора ренты, предусматривающего переселение в дом-интернат, максимально учитываются все пожелания одиноких людей. Одна семейная бездетная пара пожелала переехать в дом-интернат вместе с… кошкой. Их желание, конечно, шло вразрез с требованиями санитарных норм и правил, которые запрещают нахождение животных в учреждениях. Но к животному бездетные супруги были настолько привязаны, что отдавать ее категорически отказывались. В результате пошли на уступки.

Все 29 человек, заключивших договоры социальной ренты, это одинокие граждане, не имеющие трудоспособных детей, которые по закону обязаны содержать своих родителей и которые имеют первоочередное право унаследовать их жилплощадь. На мой взгляд, есть необходимость расширить перечень лиц, имеющих право воспользоваться этой формой социального обслуживания. К нам не раз обращались пожилые граждане, у которых дочка или сын находятся за границей. Забрать к себе не могут, приехать для постоянного проживания с родителем — тоже, а на жилплощадь, судя по устным заверениям, не претендуют. Почему бы на законодательном уровне не разрешить составление договора ренты при условии, если дети напишут письменный отказ от квартиры родителя?

Беларусь Сегодня

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *