Место в трудовом строю для особенных людей

Место в трудовом строю для особенных людейКакая разница — бухгалтер в инвалидной коляске или на своих двоих.

КАК часто мы ставим себя на место людей с ограниченными возможностями? Признайтесь, крайне редко. Хотя таких среди нас более полумиллиона, увы, иные считают, что заботиться о человеке с инвалидностью — удел медиков, соцработников. В общем, тех, кому положено это по долгу службы, ну и еще близких родственников. А ведь многие из них мечтают об учебе, карьере.

Да что там о карьере, просто о рабочем месте, которое будет приносить деньги и радость от самореализации. Вспомним Дашу Альферович из осиповичского агрогородка Протасевичи, которой мы всем миром помогли собрать деньги на коляску с электроприводом. Умнейшая девочка, она уже перешла на второй курс института. Практику проходила в осиповичской спецшколе для таких же детей, как она. Два часа ехала утром на коляске в райцентр, столько же времени уходило на обратную дорогу. И так целых три недели. Можно только позавидовать упорству девушки. Услышав мое удивление в голосе, она пояснила, что только в райцентре видела автобусы с откидной платформой. Когда спрашиваю Дашу, о чем сегодня она мечтает, ответ один: «Хочу работать!» Но на пути к этому немало «но», и автобус с откидной платформой, который не заезжает в ее родные Протасевичи, — препятствие не самое трудное.

Да, в городе никого не удивишь «тихой кассой» или «тихим такси», где обычных людей обслуживают инвалиды по слуху. А вот в сельской местности пока с трудоустройством для особенных людей не все гладко. Поэтому я обеими руками за идею Министерства труда и социальной защиты ввести квоты для предприятий по приему на работу людей с инвалидностью. В Европе такое практикуется давно. Те же колясочники трудятся администраторами, продавцами, банковскими служащими, IT-специалистами.

И мы к этому начали делать первые шаги. К слову, при приеме работника с инвалидностью компания и сегодня получает ряд льгот — налоговых, страховых. Но есть своя специфика. Нужно оборудовать место, время от времени отпускать такого сотрудника на реабилитацию, у него должен быть сокращенный рабочий день. Плюс трудоустраивать его по закону нужно без испытательного срока… Сегодня в Беларуси ежегодно из фонда социальной защиты населения выделяются деньги на оборудование 60—70 рабочих мест для инвалидов. Разве плохо? Отлично, правда, пока еще несоизмеримо с тем числом людей, которые бы хотели работать.

Перед тем как вводить квотирование, нужно подготовить и самих нанимателей. В дневных отделениях пребывания для инвалидов ТЦСОН ребята делают потрясающие картины из кожи, цветы из бисера и милых тряпичных кукол. Но почему упор исключительно на рукоделие? Не всем это нравится, не у всякого к такому занятию лежит душа. Ладно еще трудовые мастерские, где дети сооружают скворечники не по принципу «творчество ради творчества», а на продажу. Это их работа, их кусок хлеба. Вспомните, «СГ» писала, на выставке такой скворечник ручной работы за 30 рублей купила министр труда и социальной защиты Ирина Костевич и отвезла в Женеву. Вот оно, эффективное трудоустройство инвалидов в действии!

Отсюда закономерный вывод: людей с ограниченными возможностями нужно учить прикладным вещам — как вести бухгалтерию, делопроизводство, как освоить фотошоп… Возможно, тогда и оборудовать рабочее место не придется, занятость можно обеспечить и дистанционно. Тем более эта форма занятости прописана в новой редакции Трудового кодекса. Только среди моих знакомых человек пять ведут бухгалтерию мелких фирм на удаленке. Если работу выполняют качественно и у надзорных органов нет претензий, разве нанимателю важно — бухгалтер на своих двоих или в коляске?

SB.by

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *