За тобою следую тенью

Тьютор Вероника Орещенко с учеником Алексеем: «Вместе мы добились многого»
Тьютор Вероника Орещенко с учеником Алексеем: «Вместе мы добились многого»

«Я — мост его взаимодействия с окружающим миром»: кто такие тьюторы

Все больше странных названий профессий входит в нашу лексику: тревел-блогеры, тайм-брокеры, тренеры по mind-фитнесу. На деле за этими словарными конструкциями скрываются путешественник-писатель, бухгалтер по рабочему времени и советник по личностному росту. Есть в числе новинок еще одна работа с необычным названием. Сегодня она набирает популярность, хотя не всегда назовешь ее благодарной и высокооплачиваемой. Речь идет о тьюторах.

Тень с оттенками

Сегодня в образовании — особенно в работе с детьми-инвалидами — услуги тьютора очень востребованы. Такого специалиста даже называют человеком-тенью. Он следует за своим подопечным, наблюдает за ним — неспешно и спокойно. В силу своей новизны в общегосударственном классификаторе такой должности в учебных заведениях пока нет, в контрактах и трудовых она звучит как «воспитатель». Но дополнительно в должностной инструкции специалиста перечислены функции сопровождающего ребенка с особенностями. Такого педагога время от времени направляют повышать квалификацию.

Жанна Овчинникова, начальник Республиканского ресурсного центра Института инклюзивного образования БГПУ, объясняет ситуацию:
— В учреждениях образования функции по сопровождению детей с особенностями психофизического развития выполняют воспитатели или помощники воспитателей. Мы активно реализуем образовательные программы для таких специалистов. Обучающие курсы касаются вопросов адаптации и модификации учебного материала для детей с ОПФР в условиях интегрированного обучения и воспитания, включения особенного ребенка в детский коллектив, организации психолого-педагогического сопровождения в условиях инклюзивного образования, коммуникации как средства достижения социальной инклюзии.

Разговор на ясном языке

Тьюторство — работа творческая и непростая, требующая внимательности. Вероника Орещенко по образованию психолог, специалист по социальной работе и реабилитации, работает уже три года в минской средней школе № 187 в качестве сопровождающей симпатичного мальчика Леши. На первый взгляд и не заметишь, что у 16-летнего парня есть какие-то проблемы со здоровьем. Ему как ребенку с некоторыми особенностями показано первое отделение вспомогательной школы. Леше нравятся точные науки — математика и информатика, он увлечен уроками труда, но языки — не его конек. Впрочем, сопровождающая все равно радуется успехам подростка:

— Интенсивность занятий у детей, которым был поставлен диагноз «аутизм», иная, бывает, на уроках ребенок уходит в свой особый мир. Например, Алексей любит напевать себе под нос, на время выпадая из реальности. В такие минуты его деликатно нужно возвращать на урок. Я и есть мост его взаимодействия с окружающим миром. Уже год мальчик самостоятельно ходит в школу.

Тьютор придумала свой способ разучивания стихов с воспитанником
Тьютор придумала свой способ разучивания стихов с воспитанником

Много времени и сил стоило, чтобы Леша научился добираться без помощи взрослых пешком из школы до дома за 8—10 минут, а из дома до школы за 15 минут. Педагог тихонько шла следом, патрулировала его каждый шаг и остановку на улице.

 Это его личное время, его пространство, и не надо в пути лишний раз беспокоить мальчика, — объясняет Вероника Орещенко. — Вместе мы добились многого. Три года назад мой подопечный боялся своего голоса, так как ему сразу не удавалось различать, что такое громко и тихо. Леша побаивался всего необычного, нового. Я придумывала разные социальные истории, прорисовывала их в блокноте в картинках. У мальчика проявляется довольно частый симптом аутизма — эхолалия, то есть он автоматически повторяет за вами фразы. Пришлось экспериментировать, искать новые оригинальные способы разучивания стихов. А сейчас он по памяти рассказывает истории. За время работы, конечно, привязалась к этому ребенку, даже не знаю, как же без него дальше… Совсем скоро он станет нашим выпускником. 

Ирина Пасиченко, мама Алексея, очень довольна тем, как сложились обстоятельства:

— Считаю, что тьюторов надо всячески поощрять в нашем обществе. Здесь работа завязана на любви к детям, людям вообще и оптимизме, позитивном подходе к жизни. А такие педагоги, как Вероника, действительно люди-энтузиасты. Она пристально наблюдает за детьми и делает выводы, не боится экспериментировать, индивидуально подходит к моему ребенку. Могу сказать, что с прежним тьютором у нас сложились милые, теплые отношения. Но Лешу просто переводили из класса в класс, сидели с ним рядом. Вероника же дала сыну огромный толчок к стремительному росту. С ее приходом у ребенка установились хорошие отношения со всеми учителями и сверстниками. 

Как оставаться на своем месте?

Хорошо это или плохо для ребенка-инвалида — находиться с одним и тем же сопровождающим лицом длительное время? А может, ребенку с аутизмом вообще все равно, кто находится рядом с ним? Он часто погружается в себя, его внутренний мир для окружающих — неразгаданная загадка. Противники интеграции в образовании говорят, что детям с ОПФР нужен свой круг общения, а обычным детям — свой. Сторонники педагогического эксперимента верят в лучшее, и этот вопрос остается открытым.

Целесообразность, длительность и форму персонального сопровождения ученика с ОПФР определяют специалисты центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации по месту проживания ребенка, объяснили мне в Минобразования. Вообще, есть дети, которые хорошо корректируются сами, без помощи тьютора в начальной школе, а вот в старших классах сопровождающий становится жизненно необходим. Заместитель директора по учебной работе минской школы № 187 Жанна Славникова замечает:

— Сопровождающего для ребенка с инвалидностью положено менять в силу разных причин, в том числе психологических, индивидуальных особенностей воспитанника. Морально-волевые качества у тьютора должны быть на высоте. Без банального терпения и трудолюбия у специалиста могут быстро перегореть батарейки. Даже педагогу, который говорит, что любит свою работу, будет на практике нелегко. Есть нюансы, о которых знают все, кто сталкивался с ОПФР у детей. Работать надо в среднем по шесть часов в день, обязательно идешь к ребенку с доброй энергетикой, оставляя за дверями школы все свои проблемы. При этом далеко не сразу видишь в своей работе результаты, как, скажем, при взаимодействии с обычными детками. Такой тяжелый труд требует соответствующей оплаты. 
И она совершенно права — среди тьюторов наблюдается кадровый отток: в среднем один-два человека в год уходят и находят себе применение в другой, более оплачиваемой сфере. На всех ребят с инвалидностью тьюторов, увы, не хватает.

«СБ»

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *