Уйти на пенсию и остаться нужным

Уйти на пенсию и остаться нужнымСОЦИАЛЬНОЙ службе страны в январе 2019 года исполнится 100 лет. История начиналась с пособий по случаю бедствий, безработицы и утраты трудоспособности. В 1921-м появился первый закон о социальном страховании, а в 1928-м пенсии привязали к зарплате. Постепенно в приоритет вышла охрана детства и материнства, а в середине века на территории республики работали 40 (!) домов-интернатов для престарелых и инвалидов.

Это вехи былых лет. Сегодня у социальной службы новое лицо. Это система четкая, подкрепленная законами и мощным финансированием.

Кстати, о финансировании. Сегодня в стране работает 146 ТЦСОН. Территориальные центры социального обслуживания населения приходили в райцентры один за другим, начиная с 2004 года, когда разработали и внедрили государственные социальные стандарты на это. Пожилые знают о кружках и клубах в отделениях дневного пребывания, о домах-интернатах, домах зимовки, домах совместного проживания. Но самой востребованной уже 20 лет как остается социальная помощь на дому. В Минтруде держат ориентир на то, что человеку лучше в родных стенах. Поэтому сегодня соцработники — это настоящая армия, примерно 13,5 тысячи человек. И обслуживают они чуть более 90 тысяч подопечных.

По данным Минтруда, полностью услуги соцработников оплачивают 80 процентов подопечных. Остальные — частично или вовсе не платят. Один визит соцработника на Минщине в среднем стоит 65 копеек, Гродненщине — 60, в остальных — 55. Но даже при условии полной оплаты себестоимость оказываемых услуг выше. Разницу погашает бюджет.

Почти 15 процентов жителей нашей страны преодолели рубеж в 65 лет. А к 2030 году в почтенном возрасте будет каждый пятый белорус. Что это значит? Расходы на социальную службу, как и нагрузка на бюджет, будут расти. Руководители ТЦСОН говорят, что мощный источник энергии и снижения нагрузки на бюджет кроется в волонтерах. Поэтому ставку нужно делать именно на них.

Не просто пить чай с баранками и проживать у экрана телевизора чужие жизни, а быть нужным даже на пенсии — об этом мечтают многие пожилые.

В Глубокском районе, например, 24 волонтера — все на заслуженном отдыхе. Экс-врач ведет клуб «Школа геронтолога». Бывший инженер-железнодорожник дала волю своему интересу к истории, теперь возглавляет тематический клуб. Готовят, путешествуют, осваивают нетрадиционные методики оздоровления, мастерят по фэншую и посещают других престарелых, оказывая им социально-бытовые услуги. Причем бесплатно, по велению души и сердца. Витебщина, в принципе, считается лидером в области социальной работы. Более 110 кружков при ТЦСОН этого региона ведут люди золотого возраста. Да что там кружки. 25 пожилых активистов перепрофилировались в менеджеров — продают картины, корзины, кукол и прочие поделки, что сделаны руками подопечных. А это реальные деньги в копилку центров и развития социальных услуг.

Как по мне, социальным службам с идеей активного долголетия нужно идти в деревни, где осталось совсем немного жителей. Ведь кружки, секции, клубы по интересам — это все в райцентрах. Как попасть туда пожилому из села, если автобус утром в одну сторону и только вечером в другую? Выходит, активно стареть можно только в городах? А почему бы территориальным центрам не искать волонтеров в самой деревне? Активистов, которые бы по первому звонку собирали односельчан на уборку картошки или сбор яблок. Сначала одному помогли убрать урожай, потом второму… На селе, когда возле хаты 15 соток, особенно по осени не до фэншуя. Зато общения, что куда важнее порой самих занятий для пожилых, всегда будет вдоволь.

«СБ»

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *