Седые легенды

Дом-интернат для пенсионеров и инвалидовКак выглядит среднестатистический портрет обитателя дома престарелых.

«Дом-интернат для пенсионеров и инвалидов» — медико-социальное учреждение, предназначенное для постоянного и временного проживания престарелых и инвалидов, нуждающихся в уходе, бытовом и медицинском обслуживании.

Казалось бы, в интернаты и дома престарелых должны попадать исключительно те, кто стар, немощен и одинок. Но в     жизни все бывает намного сложнее. И молодость не всегда означает здоровье, и наличие семьи еще не гарантирует того, что найдется кому позаботиться о беспомощном родственнике. Мотивы направления в госучреждение сегодня проще всего укладываются в формат универсальной формулировки «трудная жизненная ситуация». Корреспондент «Р» посетила столичный дом-интернат для пенсионеров и инвалидов, чтобы узнать, какие обстоятельства могут привести людей в эти стены.

Комфорт  обеспечим

— Для тех, кто у нас проживает, мы просто дом, семья! — мне очень понравилось это высказывание директора Елены Верниковской, с которого она начала разговор. — Здесь все условия по комфортному пребыванию, уходу, медицинскому сопровождению, общению и даже творческой самореализации: ведь наше учреждение финансируется из городского бюджета по потребности. Единственное, чего мы дать не можем, — любовь родных. Ее никаким комфортом не заменишь.
Сейчас в доме-интернате живут 386 человек. Самому старшему — почти 100, самому молодому — 23 года. Контингент формируется не по возрасту, а по степени утраты здоровья и трудоспособности. Так больше возможностей обеспечить квалифицированный уход и медицинскую помощь.
Дом-интернат — общего типа, то есть у всех проживающих сохранный интеллект и психика. Правда, выбрать собеседников для интервью оказалось делом непростым. Около 90 процентов постояльцев находятся на постельном режиме. Проще говоря, они не способны встать с постели, либо передвижение возможно лишь с помощью инвалидной коляски, костылей и персонала. В довесок — у многих затруднена речь и слабый слух. И главное — мало кто горит желанием делиться с журналистом своей биографией. Судьбы, мягко говоря, незавидные.
Виктору Николаевичу скоро исполнится 80. Познакомились с ним во дворе. Мелкими шажочками, опираясь на трость, он старательно «наматывал» круги по дорожкам зеленой зоны. Несмотря на то, что у него тяжелое поражение коленных суставов — последствие перенесенного в детстве туберкулеза костей, — каждый день он много ходит пешком.
В интернате бывший закройщик мужской одежды провел почти четверть жизни. С женой давно развелся, оставив ей квартиру, детей не нажил, а вторую семью за многие годы создать не получилось.
— Раньше у меня было все — работа, любовь, друзья и государство, а теперь осталось только государство, — говорит Виктор Николаевич. И непонятно, шутит он или говорит всерьез. — Государству я обязан тем, что сегодня стою на ногах. Всю жизнь по санаториям бесплатно лечился. А так сейчас в лучшем случае инвалидной коляской управлял бы.
Сейчас в доме-интернате живут 386 человек. Самому старшему — почти 100, самому молодому — 23 года.

Сейчас в доме-интернате живут 386 человек. Самому старшему — почти 100, самому молодому — 23 года
Сейчас в доме-интернате живут 386 человек. Самому старшему — почти 100, самому молодому — 23 года

По собственному желанию

82-летний Андрей Александрович — бывший работник одного из министерств — пришел в интернат, как сам говорит, по собственному желанию. Дети у него есть. Но сын сам нуждается в опеке — страдает хроническим психическим заболеванием и находится в психоневрологическом интернате. А дочь живет в России.
— Она у меня умница, два высших образования у нее, успешная женщина, но в личной жизни не повезло,— рассказывает Андрей Александрович и в ответ на реплику, почему же тогда дочь отца к себе не забирает, вздыхает: — Некогда со мной возиться. Помогает материально. После развода с женой мне осталась комната, так дочка доплатила и купила отдельную квартиру, чтобы я там жил. Но последние годы одному стало трудновато, так она продала квартиру и стала оплачивать мне содержание в интернате, — Андрей Александрович берет четки, которые висят сбоку на ходунках, и начинает их перебирать. Разволновался. 
Таких, как он, проживающих в одноместной комнате повышенной комфортности на платной основе, в интернате чуть более ста человек. Стоимость пребывания — около 500 рублей в месяц. При этом одежда, обувь и подгузники должны быть свои.
В интернате лучше, чем дома?
Могли ли их близкие своими силами досматривать нетрудоспособного родственника, не лишая его возможности участвовать в жизни семьи?
— Это мы можем только предполагать, — говорит специалист по социальной работе дома-интерната Ольга Харевич. — Но среди обстоятельств, побуждающих отдать в госучреждение близкого человека, чаще всего называют отсутствие возможности круглосуточного наблюдения при тяжелых заболеваниях и условий для проживания инвалидов. Часто приходится слышать: живем в «хрущевке», где нет лифта и пандуса, а мать или отец на коляске или с палочкой. Обычный поход в поликлинику — почти подвиг. 
Один минчанин просил свою соседку приглядывать за матерью, перенесшей инсульт, потому что сам с утра до вечера на работе. В итоге оказалось, что от неквалифицированного ухода у родительницы появились пролежни. Решили, что в интернате ей будет лучше. Действительно, здесь женщина от болезненных повреждений кожи избавилась. Сын часто навещает ее, покупает гостинцы.
Большинство же детей и внуков, устроив беспомощного человека в госучреждение, вздыхают с облегчением, обещают приходить и… забывают о нем. Около 40 процентов местных обитателей вообще не видят своих близких.
— Самое страшное, когда оформление в интернат пожилого человека становится средством решения жилищного вопроса семьи, — говорит Елена Верниковская. — Типичная ситуация — пенсионер дарит детям или внукам свой дом или квартиру, переселяется к ним и становится «лишним», создающим неудобства. Его стараются отдать на гособеспечение. 
Работники интерната вспомнили единственный случай, когда эмоциональная связь между родственниками и чувство личной ответственности за тех, кто дал им жизнь, оказались сильнее убеждения, что в «интернате пожилому человеку будет лучше». Оформила одна минчанка сюда свою мать, а у нее в первую ночь на фоне стресса поднялось давление. Утром дочь об этом узнала,  в этот же день приехала и со слезами на глазах забрала ее домой.
Кстати, столичный дом-интернат предлагает альтернативные формы социального обслуживания. Услуги по временному пребыванию — до 30 дней — и краткосрочному — до года — востребованы. Первой пользуются те, кто уезжает в отпуск и оставляет на пару недель своих стариков. Второй — когда престарелые родители ломают шейку бедра и им требуется специальный уход.  А вот организовать дневное пребывание иногда выходит проблематично из-за недостатка свободных мест.

Крайне редко обитатели дома-интерната сожалеют о своей участи. Наоборот, почти все считают, что их дети поступили правильно, всячески оправдывают их и даже винят себя. В том, что «слишком долго живут», «стали для них камнем на шее», «не могут молодым помогать, как раньше». Душевная боль человека, который стал никому не нужен, изредка проскальзывает в их творчестве.
«Я могла еще быть полезной своим внукам» — это строчка из стихов 70-летней минчанки, страдающей болезнью Паркинсона. Связать варежки, как раньше, она уже не может — сильно дрожат руки и село зрение. А вот рассказать малышам, каким был в детстве их папа или мама, показать старые фотографии и посвятить в историю вещей, семейных реликвий всегда готова. Но, видимо, такие понятия, как преемственность поколений, память рода утрачивают свою ценность.

КСТАТИ

• Конечно, основным доходом пожилых людей остается пенсия. В этом году пенсионеры прочувствовали перерасчет денежного обеспечения за выслугу лет дважды: с 1 мая выплата увеличилась в среднем на 5,4 процента, а с 1 августа — на 10,1 процента. Так, сегодня средний размер трудовой пенсии составляет чуть больше 374 рублей.
• Также пожилые граждане претендуют на адресную социальную помощь. В этом году обладателями таких пособий стали более 4 тысяч человек. Люди преклонного возраста имеют возможность отдохнуть и подлечиться в санаториях страны, заказать социальные услуги на дом. Сейчас уже на законодательном уровне закреплена возможность заключения тройственного договора на оказание услуг: между учреждением соцобслуживания, пожилым человеком и их детьми трудоспособного возраста.
• Сейчас все активнее в сфере соцобслуживания прорабатываются формы работы с людьми преклонного возраста, при которых они не отрываются от своих домов и привычных условий жизни. Так, в стране появляются дома совместного проживания, где люди живут вместе небольшими группками, дома зимовки, которые работают по тому же принципу, но только в зимний период. С развитием альтернативных форм ухода за пожилыми людьми дома-интернаты общего типа перепрофилируются в психоневрологические дома-интернаты, куда обращаются люди в возрасте с психическими заболеваниями.
• В будущем году научно-исследовательский институт труда Минтруда и соцзащиты планирует начать разработку документа по реализации государственной политики в области старения и стимулирования долголетия. Национальная стратегия интересов пожилых граждан в первую очередь обеспечит межведомственное взаимодействие госорганов, в компетенции которых находится данная сфера. Также документ будет содержать меры по реализации потенциала пожилых граждан и удовлетворению их потребностей в различных сферах жизни.

Беларусь Сегодня

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *