Как относятся белорусы к людям с ментальными нарушениями

Страх, неприятие, сочувствие: как относятся белорусы к людям с ментальными нарушениямиОбщество разделилось на две части. Социологи выяснили: теоретически белорусы готовы защищать и отстаивать права людей с ментальными нарушениями. Но в реальности при близком взаимодействии часто испытывают страх и неприятие.

В 2017 году Офис по правам людей с инвалидностью совместно с социологической лабораторией «Новак» провели исследование, результаты которого должны помочь понять, какие стереотипы в отношении людей с психическими нарушениями мешают белорусскому обществу развиваться и что поможет изменить ситуацию.

— На первый взгляд, результаты исследования выглядят неплохо, — говорит руководитель Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский. — Например, на вопрос «Что для общества предпочтительнее» 51% респондентов ответил: «Создавать условия, в которых люди с психическими нарушениями могли бы свободно жить, общаться, создавать семьи, учиться, работать наряду с другими членами общества». Но при этом 43% сказали: «Надо создать специализированные условия, где бы эти люди жили».

На вопрос «Как организовать взаимодействие с людьми, имеющими психические нарушения?», 81% респондентов ответил: «Нельзя лишать человека гражданских прав по причине его заболевания». В то же время 62% убеждены, что людям с психическими заболеваниями нельзя доверять работу.

Исследователи также выяснили: 12% респондентов считают, что люди с психическими нарушениями совершают больше преступлений, чем другие члены общества. 18%, наоборот, так не думают. 72% заявили о допустимости отношений с людьми с психическими нарушениями. 29% сказали, что общаться с ними не хотели бы. Правда, когда социологи решили выяснить, какой тип отношений приемлемый, то оказалось – на отдалении.

— В целом исследователи пришли к выводу, что общество разделилось на две части, — отмечает Сергей Дроздовский. — Одна не против движения в направлении инклюзии, интеграции, взаимодействия, совместного проживания. Вторая, наоборот, не готова предпринимать какие-либо шаги по сближению и считает, что людей с психическими нарушениями лучше изолировать.

Был сделан и такой вывод, что белорусы теоретически готовы отстаивать права людей с психическим нарушениями, но при близком взаимодействии испытывают страх, неприятие, стараются ограничиться благотворительным подходом: «Возможно, чем-то помогу, но не более того». Это распространенный стереотип, которому подвержена большая часть общества независимо от возраста, пола, образования, места работы и проживания.

Насколько мы осведомлены?

Единственное, что, по мнению социологов, сможет повлиять на позитивные изменения в социуме, безапелляционная установка на инклюзию.

— В связи с этим очень важна информированность, осведомленность общества, — подчеркнул Сергей Дроздовский. – Но надо ли ее расширять? Если обратиться к результатам еще одного исследования, проведенного Офисом по правам людей с инвалидностью на основе анализа статей пяти крупнейших средств массовой информации Беларуси (tut.by, onliner.by, «Комсомольская правда в Белоруссии», «Аргументы и факты в Белоруссии», «Советская Белоруссия»), которые выходили на протяжении пяти лет, выяснится следующее: 2% всей информации так или иначе касается темы инвалидности. То есть, об инвалидности в СМИ пишут достаточно много. Другой вопрос, как подается эта информация.

Исследователи обратили внимание: все СМИ пишут практически об одном и том же: про нарушения здоровья, приводящие к инвалидности; безбарьерную среду; благотворительные акции и льготы. Намного реже встречаются материалы про дискриминацию людей с инвалидностью, их трудоустройство, образование, рождение и воспитание детей, паралимпийский спорт. Это указывает на однобокость освещения темы инвалидности и на то, что появляющаяся информация не помогает бороться со стереотипами, а порождает новые.

— Как ни странно, именно журналисты чаще всего позволяют употребление стигматизирующих высказываний. Например, «рак», «люди с ограниченными возможностями», «колясочники», «слепые», «глухие», «аутисты», «тяжело больной», «прикованный к инвалидному креслу», «физически ослабленные лица», «душевнобольные», — перечисляет Сергей Дроздовский. — Представители некоммерческих организаций и чиновники в большей степени адекватны с точки зрения высказываний, использования лексики и ответственности за это.

Что предпринять?

Психолог, член ОО «Белорусская ассоциация социальных работников» Ольга Рыбчинская считает, что пути формирования толерантного отношения к людям с психическими расстройствами очевидны:

— Основная цель нашей организации – распространение информации о психическом здоровье. Мы проводим информационные кампании и различные акции, чтобы достучаться до большего количества людей и изменить то, что они думают, как действуют в отношении психического здоровья. Мы готовы поделиться со СМИ методическими рекомендациями по освещению тем психического здоровья. Мы создаем возможность для людей, имевших опыт психического заболевания, открыто рассказать о своих проблемах и почувствовать, что они не одиноки. На сайте StopStigma.by можно найти статьи о психическом здоровье; советы специалистов (юристов, психологов, социальных работников); список организаций, куда могут обратиться люди с психическим заболеваниями.

Не менее активна в своей деятельности общественная организация «Мир без границ», одна из целевых групп которой – дети и молодые люди с инвалидностью, проживающие в интернатах системы Министерства труда и социальной защиты Беларуси, и выпускники этих учреждений. Ведущий специалист БОО «Мир без границ» Ольга Доминикевич рассказала, что за 18 лет была проведена колоссальная работа.

— Мы начинали с учебы сотрудников домов-интернатов, причем делали акцент на образовательных программах не только для медицинских сестер, но и для нянечек и санитарок, которых никто не учит работе с подопечными, — говорит специалист. — Изначально завоевать доверие было тяжело, но сегодня работать с домами-интернатами намного проще: сейчас мы проводим не менее 6 интеграционных акций в год, и все это время представители организации, волонтеры живут в интернатах. Нам стали доверять настолько, что позволяют находиться в данных учреждениях. Это опыт, который ничем нельзя заменить. И мы держимся за эти акции, стараемся находить финансирование в любой ситуации, какой бы сложной она ни была.

Ольга Доминикевич, как и ее коллеги, признается, что часто приходится сталкиваться со стереотипами и стигмой в отношении темы инвалидности:

— В одном регионе нам, например, заявили, что к выпускникам домов-интернатов, восстановленных в дееспособности и живущих самостоятельно, нужно обязательно приставлять пост милиции, потому что а) они всех покусают, б) изнасилуют. На второй стадии сотрудничества поняли, что никого не покусают, но стали беспокоиться о том, что самих ребят обидят окружающие, потому что, якобы, они наивны, как дети…

Чтобы таких ситуаций не возникало, представители организации планируют проводить обучающие тренинги по теме инвалидности, в том числе и для представителей СМИ, которые тоже часто находятся во власти стереотипов, чтобы сформировать в обществе нормальное человеческое отношение ко всем людям.

Будет лучше?

Все познается в сравнении, и своеобразным индикатором того, что в Беларуси с информационной стратегией по теме инвалидности пока не все в порядке, стало наблюдение координатора проектов организации «Перспективы психического здоровья» (Литва) Эгле Шумскене.

— 5 мая в странах Европейского союза широко отмечается День независимого проживания: проходят демонстрации и митинги с участием людей с инвалидностью, они рассказывают о том, как живут, с какими проблемами сталкиваются. Но в Байнете я вообще не нашла какой-либо информации о праздновании этого дня. Надеюсь, что через пару лет ситуация изменится, — говорит Эгде Шумскене.

К слову, в рамках конкурса грантов для организаций «Деинституализация как возможность продвижения прав человека в отношении людей с инвалидностью с интеллектуальными и/или психическими нарушениями в Республике Беларусь», проводимого Литовской организацией «Перспективы психического здоровья», шесть белорусских проектов получили финансирование, 8000 евро – средняя сумма грантов.

— Финансирование может быть использовано для оплаты услуг специалистов по адвокации и исследователей, аренды помещений, зарплаты для поставщиков услуг, апробации новых услуг на уровне местных сообществ, — сказала Эгле Шумскене. — Кроме того, гранты должны помочь повысить осведомленность общества о процессе деинституализации и правах людей с инвалидностью.

ЗАВТРА ТВОЕЙ СТРАНЫ

 

Похожие посты

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к содержимому