Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли

Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не моглиУникальный центр для инвалидов открылся в Минске. Вера и Наташа, у которых синдром Дауна, будут ходить в новый центр для молодых людей с тяжелой инвалидностью. Их мама Ольга сможет уделить больше времени себе и общественной работе.

В Минске 5 сентября появилось уникальное место — отделение дневного пребывания для инвалидов с тяжелыми и множественными нарушениями развития. Отделение открылось на базе Территориального центра социального обслуживания населения Московского района.

Если сын будет здесь, я смогу многое успеть

В каждом районе Минска есть центры соцобслуживания и отделения дневного пребывания при них, однако туда тяжелых инвалидов не водят — нет условий.

Отделение, открывшееся на улице Есенина, 141, рассчитано для одновременного нахождения до 15 молодых людей с тяжелой инвалидностью. Социально-реабилитационные услуги будут оказываться высококвалифицированными специалистами пять дней в неделю (по будням) с 08:00 до 18:00.

«Очень хорошо, что работают центры социального обслуживания. Количество молодых людей с инвалидностью, родителям которых нужна помощь, огромно. Кроме того, в отделениях дневного пребывания нет подобных реабилитационных палат. Для меня очень ценна возможность оставить дочерей в руках профессионалов и получить время в свое распоряжение», — сказала Ольга Шалковская, мама 31-летней Веры и 18-летней Наташи.

Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли

Будет ходить в новое отделение и 22-летний Максим Сапега. Он колясочник, у него ДЦП и еще несколько тяжелых диагнозов. У молодого человека трое братьев. Его мама Тамара Кузнецова очень надеется, что сын получит то общение, которого ему не хватает.

«Будет хорошо, — сказал она, — если раза три в неделю мы будем сюда ходить. Я на пенсии, занимаюсь общественной работой. Если сын будет здесь, я смогу многое успеть. Мы и раньше ходили в районный центр дневного пребывания. Но там помещение не очень приспособлено для тяжелых инвалидов. Максим неплохо говорит, смотрит телевизор. Читать и писать не научился. Здесь, я надеюсь, будет больше возможностей для развития».

Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли

«Мы хотели сделать, чтобы было хорошо, удобно и доступно»

Помещение на улице Есенина, 141 находится в безвозмездном пользовании ТЦСОН. На специальное оборудование было потрачено около 10 тысяч долларов в эквиваленте — эти средства выделила благотворительная организация «Каритас» (Австрия). На ремонт ушло около 40 тысяч долларов из бюджета. Пришлось не только красить стены и менять сантехнику, но и переделывать кровлю и вентиляцию.

«Мы хотели сделать, чтобы было хорошо, удобно и доступно», — говорит директора ТЦСОН Московского района Елена Демидова.

Результат радует глаз — в комнатах уютно, мебель бескаркасная — безопасная и комфортабельная. Есть специальные кровати, в том числе управляемые электроникой. Одноразовым постельным бельем и средствами гигиены, включая подгузники, отделение дневного пребывания обеспечено на полгода вперед.

В комнатах, где будут проходить занятия, — специальные мягкие кресла, где человек может отдыхать, пересев с коляски, чудо-гамаки, с которых невозможно выпасть, как бы их ни раскачивали. Есть бассейн с шариками, сенсорная комната для расслабления, специальные маты. В игровой комнате — реабилитационная панель, которая способствует развитию тактильных ощущений.

Чтобы человек с нарушением интеллекта и речи мог выразить свои мысли или высказать просьбу, есть специальная доска для альтернативного общения. На магнитную основу можно прикреплять карточки и таким образом давать знать о своих потребностях.

Елена Демидова подчеркнула, что все приспособления ориентированы на взрослых людей: «Мы относимся к посетителям нашего центра как к взрослым, и наше оборудование соответствующее».

Работа специалистов отделения поможет разгрузить семьи, дать им передышку, а самих посетителей — социализировать.

Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли

Как только исполняется 18 лет, дети никому не нужны

Татьяна Кузнецова рассказала, что до 18 лет человек с тяжелой инвалидностью имеет весомую поддержку: «Пока дети обучаются в центре коррекционно-развивающего обучения в течение 9 лет, с ними много занимаются. Однако как только исполняется 18 лет, дети становятся никому не нужны, приходится справляться самим».

Ольга Шалковская рассказала, что ее дочь Наташа закончила обучение в коррекционном центре в 16 лет, а старшая Вера вообще не ходила ни в школу, ни в коррекционный центр:

«Такое было время, когда с инвалидами не занимались. В Минске был детский садик, куда брали детей с синдромом Дауна. Мы туда с Верой трижды не прошли — не поступили в связи с усугубленным состоянием. Теперь есть много возможностей обучать детей с синдромом Дауна буквально с момента рождения. И Наташа до 15 лет обучалась в коррекционном центре».

Однако после того как обучение закончилось, у Наташи не было других вариантов, как только сидеть дома — в территориальные центры дневного пребывания можно обратиться только в 18 лет. И хотя Ольга Шалковская как активная мама добилась того, чтобы девочка еще год находилась в коррекционном центре, последнее время девочка нигде не обучалась.

Обучение и участие в реабилитационных программах имеет принципиальное значение для развития ребенка с инвалидностью, с синдромом Дауна тем более, отметила Ольга Шалковская.

Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли
Лет двадцать назад мы о таком центре и мечтать не могли

Как рассказала заместитель директора ТЦСОН Московского района дефектолог Таисия Зенова, отделение будут посещать те, кто в течение 9 лет проходил коррекционно-развивающее обучение:

«Очень часто люди, если после окончания обучения нигде не учатся, никуда не выходят, утрачивают сформированные навыки. Таким образом, очень важно закрепление преемственности».

Специалисты будут проводить реабилитационные мероприятия с использованием современного оборудования и применением передовых методик — арт-терапии, эрготерапии, кинезотерапии, сенсорной стимуляции и интеграции, музыкальной терапии, альтернативной коммуникации.

«Мы смогли привлечь очень хороших специалистов — дефектологов, эрготерапевтов, социальных работников. Большинство специалистов у нас кочующие. Чтобы взять их на постоянную работу, надо менять штатное расписание центра. Постоянно с нашими посетителями будут два соцработника, одна медсестра и два руководителя кружков. Мы очень надеемся, что благодаря этим людям наши подопечные останутся жить дома, а качество их жизни улучшится», — отметила Елена Демидова.

Для каждого воспитанника уже составлен индивидуальный план работы, специалисты будут стремиться не только как можно лучше реабилитировать инвалида, но и грамотно выстроить сопровождение семьи.

Naviny

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст
Skip to content