Отдам квартиру в хорошие руки

Отдам квартиру в хорошие рукиДве тугие косы, огромные глаза и пухлые губы — Елена Корсак держит в руках свою пожелтевшую девичью фотографию. Из прошлой жизни у нее осталось немного: диван, шкаф, книги, несколько фото... Новую страницу биографии она вписала уже на пенсии, одной из первых в Беларуси заключив договор ренты с государством. Оказывается, наши старики все чаще расстаются с собственностью в обмен на внимание и заботу.

Несколько лет назад в Минске стартовал эксперимент. Суть такова: пожилой одинокий человек может передать свое жилье в коммунальную собственность города взамен на заботу и внимание. Белорусы настороженно восприняли предложение: за первый год реализации пилотного проекта по оказанию услуги пожизненного содержания в Минске оформлено 15 договоров ренты. Немного, с учетом того, что в городе около трех тысяч потенциальных рентников и в следующем году подводят итоги эксперимента. Что тормозит процесс, на что минчане меняют собственность и как живется бабушкам и дедушкам, расставшимся со своими квартирами?
Отправляемся в городской дом-интернат для ветеранов войны и труда «Свiтанак». Здесь живут на условиях договора ренты 11 человек. Елена Корсак приехала сюда первой. О личном говорить не любит: «Я почти все свои старые фотографии на кусочки разорвала — не хочу вспоминать». Елена берет карточку мужа. Его могила далеко, но она постоянно к нему ездит. Для этого ночь проводит на вокзале, чтобы с самого утра положить цветы, а потом еще успеть на автобус.
Отдам квартиру в хорошие рукиПодать пресловутый стакан воды в старости Елене Авраамовне вроде и было кому, но она сама не захотела: «Зачем родственников в грех вводить? Будут потом говорить: а баба-то все живет и живет! Мне профессора, между прочим, еще в 1997-м говорили, что долго не протяну, а оно вот как бывает: семьдесят два по паспорту».
Чего только не предлагают одинокому человеку объявившиеся вдруг родственники и друзья в обмен на квартиру. Тут тебе не просто вода в стакане, а боржоми, на обед — первое, второе и компот, на ночь — сказки... А в реальности? Ирина Дудка, заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защитеМингор­исполкома, вспоминает, как пришла идея новой социальной услуги: «К нам за помощью стали обращаться люди после негативного опыта заключения договоров ренты с частными лицами. Начали изучать вопрос: действительно количество расторжений исчислялось сотнями. Когда квартира оказывалась «в кармане» рентодателя, о своих обязанностях и обещаниях он напрочь забывал. Решили взять ситуацию под контроль. Изначально вопрос о рентабельности даже не ставился».
Сегодня в обмен на квартиру пожилой человек может получить комнату в доме-интернате, питание, социально-бытовые и медицинские услуги бесплатно. Плюс ему выплачивается рента — от 1 до 3 базовых величин.
Тамара и Иван Кононовы здесь недавно. Обоим уже за восемьдесят. История — как у всех, избравших этот путь: нездоровье подкосило, а присмотреть за ними некому. Все 56 лет, что провели бок о бок, мечтали о детях, да не судьба. Тамара Кононова философски замечает: «А мы с Иваном, между прочим, из многодетных семей. В моей девять детей было, я старшая. Помню, отец сестрам говорил: «Пока Тамара замуж не выйдет, вы в девках будете сидеть». Ну, думаю, бедные, долго ждать придется — я на парней не заглядывалась, а тут Ивана встретила»…
Переездом супруги довольны: вместо однокомнатной шумной «хрущевки» получили апартаменты — две комнаты, коридор. И места возле интерната — загляденье. «Здесь и одежду выдают. Посмотрите, какая у моего деда обновка модная, — показывает Тамара Андреевна куртку с опушкой. — Все вещи новые, с этикетками».
«Да, смотри, Тамарка, уведут меня, — с напускной серьезностью говорит Иван. — Здесь женщин много, а мужчины нарасхват».
О таких семьях говорят: живут душа в душу. «Мне с мужем повезло: и постирать мог, и погладить, и обед сварить».
Сейчас Тамара и Иван борщи не варят: в интернате пятиразовое питание, при этом у них в холодильнике — настоящий стратегический запас: колбаса, красная рыба... Супруги по условиям договора получают пенсию в полном объеме плюс ренту, поэтому могут себя вкусностями побаловать. «У нас есть тренажерный зал, бильярдный стол, библиотека, комнаты для трудотерапии. Одно плохо, — замечают супруги. — Много процедур на этапе оформления. Не каждый здоровый выдержит».
Кстати, рентник может жить не только в интернате, но и в своей квартире. Ирина Дудка перечисляет условия: «В этом случае к пожилому человеку пять раз в неделю на два часа приходит социальный работник районного территориального центра соцобслуживания, помогает по хозяйству, убирает комнаты, готовит пищу, организует досуг, сопровождает в поликлинику… Кроме того, пенсионеру не надо платить за коммунальные услуги. По мере необходимости в квартире за счет средств местного бюджета можем провести косметический ремонт, заменить сантехническое, газовое оборудование. Пенсия при этом сохраняется».
Галина Роубо, социальный работник ТЦСОН Первомайского района, каждый вечер звонит Тамаре Егоровне, которая оформила договор ренты недавно: «Обсуждаем планы: сегодня убираю в ванной, завтра — мою окна, послезавтра — покупаю лекарства, продукты».
Все условия договора соцработники стараются исполнять даже в мелочах. Попросил человек кефир с 3,2-процентной жирностью, соцработник принесет именно такой. Привык убирать квартиру до блеска – пожалуйста.
Ирина Дудка объясняет важный нюанс: «Договор можно расторгнуть в том случае, если рентополучатель докажет в суде, что государство не оказывает тех или иных услуг, прописанных в документе. Если суд выносит положительное решение, квартиру человеку возвращают, а вот затраченные средства государство назад не получает».
В следующем году Комитет по труду, занятости и социальной защите будет отчитываться о проведении эксперимента. Скорее всего, в свежей редакции постановления появятся новшества. Если сейчас договор ренты могут заключать лишь одинокие люди в возрасте от 70 лет, имеющие в собственности квартиру, на которую не претендует третье лицо, то в будущем такой услугой смогут воспользоваться и те, у кого есть дети. При условии: они не могут или не хотят оказывать родителям поддержку. Возможно, снизится и возрастной ценз для тех, кто имеет право на такую услугу. Особенно если это будет касаться людей с инвалидностью. Есть обращения детей, проживающих за рубежом: они готовы платить деньги и заключить договор пожизненного содержания своих родителей с иждивением. Этот нюанс тоже будет учтен.
И все же почему минские старики не спешат отдавать свое жилье в обмен на господдержку? Специалисты замечают: дело в психологии пожилого человека. Ко всему новому люди в возрасте относятся с опаской. Однако уже в этом году заключено рекордное количество договоров — девять. Плюс восемь находятся на стадии оформления.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Елена ВАРИВОНЧИК, директор городского дома-интерната для ветеранов войны и труда «Свiтанак»:
— Пожилых людей мы полностью обеспечиваем постельными принадлежностями, предметами личной гигиены и одеждой. Составляем ежедневный рацион с учетом возраста и здоровья. Каждый день медработник заходит к ним и наблюдает за состоянием здоровья. Если нужно, приглашаем узких специалистов или доставляем человека в медучреждение. Развлекательная часть тоже хорошо продумана. К услугам постояльцев — концерты, дискотеки, викторины, клубы и кружки по интересам.
Республика

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст
Skip to content