Индивидуальный подход министра

Василий Жарко - Индивидуальный подход министраДля многих из дозвонившихся на «прямую линию» разговор с министром здравоохранения казался последним шансом быть услышанным. Со своими бедами люди обивали пороги чиновничьих кабинетов, не раз обращались во всякого рода местные инстанции — и наталкивались на дежурные ответы, формальные отговорки. А Василий Жарко во всем предпочитает конкретику и как врач — индивидуальный подход. Поэтому каждый разговор с читателем «СБ» заканчивался искренним спасибо. Предлагаем вашему вниманию самые интересные места из этого диалога.

— Василий Иванович, у меня давний запущенный лимфостаз. Где–то через год собираюсь выходить из декрета. В каких профессиях я смогу работать, есть ли здесь ограничения? Инвалидность дадут?
— Зачем же сразу думать об инвалидности? Вы молодая женщина, молодая мама... Надо думать только о том, как победить болезнь с помощью врачей. Если лимфостаз зашел далеко, нарушил функции организма, то да, определение инвалидности возможно. Но свою оценку должен дать сосудистый хирург. Если вас не устраивает помощь на районном, областном уровне, тогда в РНПЦ «Кардиология» дадут рекомендации и по труду, и по лечению.
— У нас же, насколько я знаю, лечат лимфостаз только хирургически. А вот в Москве объединение «Лимфа» берется за консервативное лечение на любой стадии.
— Они могут вам гарантировать все что угодно, а вы — ехать к ним лечиться, но не факт, что вам действительно помогут. Если специалист скажет, что вам нужна операция, то ни одно объединение не вылечит вас иным способом. А лимфостаз, замечу, у нас лечат и хирургически, и консервативно.
— Алло! Вот появились инфокиоски в поликлиниках, запись к врачу через интернет — хорошо, но все равно кое–где неразбериха. Когда в поликлиниках, наконец, появятся электронные очереди, как в банках?
— На сегодня инфокиоски установлены в Минске уже в 20 взрослых и 7 детских поликлиниках. Более того, при наличии на рабочем месте компьютера врач уже и сам может через единую сеть забронировать пациенту талон на повторный прием. Скажу вам, это заметно улучшило и качество, и культуру обслуживания в поликлиниках плюс сократило очереди в регистратуру. Что касается электронных очередей, то поставщики программного обеспечения сейчас как раз разрабатывают такую систему для регулирования потоков пациентов — сначала в лабораторию, процедурный кабинет, а затем и на прием к врачу. Первая электронная очередь по плану должна появиться в строящейся взрослой поликлинике в микрорайоне Дружба–2.
— Пинск беспокоит, Лариса Владимировна. Знаете, у меня целый букет заболеваний — от остеохондроза и артроза коленных суставов до гипертиреоза. Я изучала нормативные документы — мне однозначно положена III группа. А МРЭК отказал! Я понимаю, что есть лимит на количество инвалидов...
— Лариса Владимировна, никакого лимита ни на одну группу инвалидности не было и нет. Это я вам ответственно заявляю как министр. Все зависит от того, как экспертная комиссия оценила состояние вашего здоровья, и не по количеству диагнозов, а по степени утраты функций организма. Я дам поручение, чтобы с вашей ситуацией разобрались и расставили точки над «i».
— Тогда у меня еще будет предложение по оптимизации здравоохранения. Вот смотрите: я часто вынуждена ложиться в больницу и перед каждой плановой госпитализацией сдаю анализы, а потом в отделении у меня их берут заново. Кровь на RW сдаю по нескольку раз на год, не знаю зачем! Но ведь все это реактивы, реагенты, чей–то труд — затратно для государства, согласитесь.
— Ваше предложение должно было быть реализовано еще лет 10 назад. Решение на уровне страны давно принято: если вы поступаете в стационар с результатами полного обследования, то вас в больнице должны начинать лечить сразу, а не повторять исследования.
— «Прямая линия»? Почему в Минске так тяжко с аллергологами? Талона для ребенка не добиться, предлагают записаться на прием через 1,5 месяца, а нужно–то сейчас! Сами врачи говорят, что все дело в ставках, которые выделяют исходя еще из советских нормативов, а ведь во времена СССР аллергия не была столь распространенной проблемой...
— По примерным штатным нормативам медработников детских поликлиник, которые утверждены Минздравом 3 декабря 2012 года, должности врачей–аллергологов вводятся из расчета 0,02 должности на 1.000 детей. То есть на Минск приходится 7 ставок. Для сравнения могу привести советские нормативы: 0,04 должности на 10 тысяч детского населения, тогда на всю столицу была одна ставка детского аллерголога. Разница есть? Сейчас на базе 4–й минской детской клинической больницы создан городской аллергологический центр, где ведется амбулаторный прием, открыто специализированное отделение. В 20–й и 1–й детских поликлиниках работают межрайонные консультативные центры. В конце года планируется ввести в строй новую детскую поликлинику в микрорайоне Дружба, где также будет принимать врач–аллерголог. В дальнейшем вопрос увеличения числа таких специалистов будет рассмотрен с учетом их подготовки.
— Добрый день, на связи инвалид II группы из Кричевского района. Перенес рак прямой кишки, мне вывели колостому. Значит, постоянно нужны пакеты. Я уже полгода вынужден покупать бельгийские за свой счет. Потому что нам дают гомельские колостомные мешки, которые делают таких больных, как я, изгоями! В транспорте не проехать, в общественное место не зайти, такой запах... Я уже 200 подписей собрал. Давайте нам в месяц меньше пакетов, но нормального качества!
— Мы закупаем колостомные пакеты и у отечественного производителя, и за рубежом. В Гомеле выпускают 2 типа колостом. Один — хорошего качества, второй действительно протекает, больные жалуются. Сейчас производитель работает над устранением недостатков. Я вам обещаю: ситуацию поправим, в течение месяца вы начнете получать хорошие колостомные пакеты.
— Василий Иванович, только на вас теперь надеюсь!
— Когда поднимут зарплаты нам, медикам, и насколько? Узких специалистов не забудут?
— Сегодня вопрос о повышении заработной платы работникам здравоохранения как раз прорабатывается, в том числе узким специалистам. Ориентировочный срок повышения — осень этого года. Хочу напомнить, что с 1 апреля уже подняты тарифные ставки (оклады) работникам амбулаторного звена: врачам–терапевтам участковым, педиатрам участковым, врачам общей практики — на 40 процентов, медсестрам участковым, помощникам врача по амбулаторно–поликлинической помощи, медсестрам общей практики, фельдшерам, медработникам ФАПов — на 30 процентов, а также в службе скорой помощи: врачам — на 40 процентов, медработникам со средним специальным образованием — на 30, санитарам — на 20 процентов.
— Василий Иванович, тогда как в Минске вводятся в строй современные общежития для медиков, мне, сельскому врачу, выделили с семьей 2 добитые комнаты в доме фактически без удобств и выставили счет 500 тысяч рублей за аренду в месяц. А зарплата — 3 млн.
— Вообще, чтобы закрепить специалистов на местах, управления здравоохранения исполкомов полностью или частично возмещают затраты по найму жилых помещений своим работникам. Как правило, это записано в коллективном договоре, а возместить могут сумму от 2 до 5 базовых величин. Думаю, вам надо обратиться в управление здравоохранения своей области, там обязаны помочь.
— Василий Иванович, хочу поставить вас в известность: один врач, наш земляк, а ныне доктор в Лейпциге, предлагает наладить производство инновационного лекарства для онкобольных. Оно, уверен, лучше нашего знаменитого фотолона. Поможете ему?
— Я первый раз слышу о таком препарате. Если он действительно апробирован, прошел клиническую оценку, а его эффективность подтверждена, то мы готовы организовать такое производство. Тем более что фармацевтическая промышленность находится в ведении Минздрава, а на Белмедпрепаратах открыт цех по производству противораковых препаратов. Пожалуйста, пусть обращается.
— Наталья Анатольевна на проводе. Столкнулась я с медициной Глубокого... Моя 89–летняя мама попала в райбольницу — отказали ноги. Больница не имеет ни пандусов, ни подъездов для инвалидных колясок, неврологическое отделение находится на втором этаже в корпусе без лифта. Я сама волоком тащила маму по лестнице... Жаловалась — никто не наказан.
— Я обязательно с этим разберусь. Если там нет возможностей технических, если корпус требует глобальной реконструкции, то неврология, а также другие отделения, где сосредоточиваются тяжелые лежачие больные, должны быть переведены на 1–й этаж. Обязаны также найти деньги для обустройства пандусов или обеспечить перемещение пациентов на носилках. Это, конечно, недоработка главного врача. Наведем порядок, не волнуйтесь. По вашему обращению работала комиссия Минздрава. Оценка руководству ЦРБ будет дана на лечебно–контрольном совете Министерства здравоохранения в ближайшее время.
— Василий Иванович, у меня такой вопрос. В 2010 году Совет Министров разрешил врачам одномоментно выписывать рецепты пациентам с хроническими заболеваниями бесплатно или на льготных условиях на период до 6 месяцев.
— Да, за исключением наркотических, психотропных препаратов.
— Но и в отношении инсулина это постановление не работает! Всюду на Минщине его выписывают только на месяц. Говорят: на дольше запрещено.
— Здесь нет никаких ограничений. Принимая это постановление, исходили из того, что нужно разгрузить первичное звено медицины и избавить пациентов от походов в поликлинику без особой необходимости. Все должен определять врач на месте. Если у вас уровень сахара держится на одной отметке, то почему нельзя выписать инсулин на 2, 3 и более месяцев? Может, доктора перестраховываются. Может, опасаются потерять контроль за ситуацией, считают необходимым проверять цифры глюкозы в крови ежемесячно... Здесь, думаю, нужно индивидуально к каждому подходить. Зайдите к главному врачу своей поликлиники — он пойдет вам навстречу.
— Василий Иванович, вас беспокоит Наталья из Лиды. У меня ребенок–инвалид. 3,5 года, ДЦП. Не только я, но и большинство мамочек столкнулись с таким вопросом. Нам один раз в год положен больничный лист для реабилитации ребенка, а один раз — для санаторно–курортного лечения. Может ли Минздрав так изменить закон, чтобы больничные листы для реабилитации предоставлялись дважды в год, либо чтобы санаторно–курортное лечение по желанию заменяли реабилитацией? Ведь наши санатории не приспособлены для таких тяжелых детей. Лифтов нет, лечебные корпуса отдельно от спальных... Невозможно же таскать ребенка на себе по этажам! Получается, что санаторно–курортным лечением никто из нас попросту не пользуется, а заменить его реабилитацией закон не разрешает. В результате второй раз за год возим на нее ребенка, используя собственный отпуск. А третий, четвертый? Нашими детьми нужно заниматься постоянно!
— По–моему, логика должна быть такой: если ребенок — инвалид и вы находитесь с ним на лечении, которым в данном случае и является реабилитация, то больничный вам положен.
— А другие читают документы буквально! Один больничный в год, и точка.
— У нас нет никаких нормативов, сколько раз в году человек может болеть. Лечим столько раз, сколько показано. С другой стороны, почему действительно нельзя заменить санаторно–курортное лечение реабилитацией? Ведь и на то, и на то идут сопоставимые бюджетные деньги. Не думаю, что нужен дополнительный закон, — надо просто разъяснить на местах, чтобы не подходили к делу формально.
— Спасибо большое, доктор!

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *