Чудеса из клетки

Чудеса из клеткиВы видели людей по-хороше­му одержимых? Именно по-хорошему: когда человек болен такой идей, за воплощение которой ему потом весь мир скажет спасибо. Наверное, к таким можно отнести заведующего 2-й кафедрой хирургических болезней БГМУ практикующего хирурга Станислава Третьяка. Со своими учениками он создает уникальные способы лечения эндокринных заболеваний. Вдохновенно, день за днем, и уже 25 лет. Их эксклюзивные технологии помогают там, где помочь бывает крайне трудно.

Эндокринные болезни — те еще обидчики организма. Причем настырные и упорные: тяжело поддаются лечению. Чего стоит сахарный диабет. Он будто запустил на планете эффект домино — подкашивает миллионы людей всех стран и народов. Только у нас больше 250 тысяч человек живут с этим диагнозом.

Жизнь диабетиков — это жизнь на инсулиновой игле. Напомним, гормон инсулин их поджелудочная железа не вырабатывает или вырабатывает недостаточно. Так вот наши ученые придумали альтернативный способ помочь пациентам. Они научились пересаживать им клетки поджелудочной железы кроликов. Доказано: их инсулин очень похож на человеческий.
Трансплантат заключают в миниатюрный контейнер, похожий на синтетическую трубочку, и вставляют в кровеносный сосуд. Трубочка пористая и хорошо пропускает питательные вещества, нисколько не нарушая кровоток. А трансплантат здорово поддерживает поджелудочную больного. Настолько, что после операции его потребность в инсулиновых инъекциях уменьшается сразу втрое. Глядишь, у человека и энергии уже побольше, и сон покрепче, словом, жить становится легче, жить становится веселее. «Кролик» помог более чем 40 диабетикам. Подобные пересадки в некоторых странах, конечно, делают, но по иным технологиям. Так что наши операции, по сути, уникальны. Недаром врачи за свою разработку получили Госпремию.
Чудеса из клеткиУченые пошли дальше и на этот раз придумали, как помочь людям с болезнями щитовидной и паращитовидных желез. Тут, кстати, тот же эффект домино, только больше в пределах нашей страны. У нас, говоря языком специалистов, эндемический очаг этих болезней. Виною и особенности воды, и количество йода в биосфере, Чернобыль опять же... Операции на щитовидке — чуть ли не как на конвейере. У одних удаляют большую часть железы, у других — вообще всю целиком. А как потом заместить ее функцию — большой вопрос. Есть, конечно, гормональные препараты, но регулировать поступление достаточного количества гормонов все же крайне сложно, а порой невозможно. Так развивается гипотиреоз — дефицит гормонов щитовидки. А ведь они регулируют почти каждый процесс в организме: от дыхания и сердцебиения до работы репродуктивной системы. Без них никак. Поэтому ученые освоили пересадку культур клеток щитовидки. Опять обкатали похожую схему: пересаживали от животных. Однако надо понимать, что делается это не в два простых захода: у одного, мол, взяли — другому отдали. Процесс трудоемкий: взятые клетки помещали в определенную среду и по определенным технологиям выращивали. И только потом имплантировали в тела пациентов. И, представьте себе, клетки неплохо там устроились. Как свои среди своих. Прижились, управлялись гипофизом — царем всех эндокринных желез.
Все бы, конечно, хорошо, но возникло сомнение: животные ведь болеют, в том числе вирусными инфекциями. Вопрос: могут ли их вирусы передаваться человеку? Не ясно. В любом случае ВОЗ приостановила пересадки клеток животных. Однако наших врачей оценила высоко: среди всех стран Беларусь — на третьем месте по уровню лечения этой эндокринной болезни.
По-хорошему одержимый ум всегда предельно наэлектризован и рано или поздно неизбежно вспыхивает: «Эврика!» Примерно так профессор Третьяк и его ученики пришли еще к одной идее. Придумали на этот раз, как усмирять болезнь со сложным названием «гипопаратиреоз». Что это? Это сбой работы паращитовидных желез. То есть когда они мало выделяют гормона, регулирующего обмен кальция и фосфора. А бывает, что желез вообще нет: удалили. Вот, допустим, рак щитовидки. Он, конечно, неплохо лечится, но зачастую надо удалять довольно много тканей, а вместе с ними и паращитовидные железы. Естественно, минеральный обмен у человека потом нарушается. Со всеми грустными вытекающими — камни в почках, судороги... Лечение же тут только одно: вводят кальций в вену или в таблетках. Причем постоянно. Конечно же, рано или поздно организм привыкает к препарату и уже почти не реагирует на него. А человеку все хуже и хуже.
«Тогда у нас появилась идея, — рассказывает Станислав Иванович. — Ведь есть пациенты, у которых паращитовидные железы, наоборот, сверх меры активные. Тогда их частично приходится удалять. И мы подумали: а что если взять эти железы у живого взрослого донора и попробовать сделать из него культуру нужных клеток. С согласия человека, безусловно».
Сказано — сделано. Врачи определенным образом обрабатывают удаленную железу донора, получают отдельные клетки, культивируют их и замораживают. Во-первых, чтобы накопить запас, а во-вторых, при замораживании они становятся иммунологически безопасными. Результат работы — два миллиона клеток и больше двадцати операций по пересадке. Больше двадцати человек снова ощущают вкус жизни.
Это счастье — успокоить свою боль, тем более затяжную. Это второе дыхание. И его включает одержимый ум ученых. Подчеркиваем: ни в одной стране подобных операций еще не проводили — стопроцентно уникальная хирургия. За эту в том числе заслугу профессора Третьяка избрали членом-корреспондентом Национальной академии наук. Но опять же, главные его лавры — чье-то второе дыхание.
Республика

 

 

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст
Skip to content