Ограниченные возможности добра

Ограниченные возможности добраВ Брестской области пособие по уходу за инвалидами I группы и стариками старше 80 лет получают почти 9 тысяч человек. Год назад эта цифра была в четыре раза меньше. Долгожителей прибавилось, инвалидов? Нет. Все элементарно: с увеличением бюджета прожиточного минимума появился экономический интерес. И дети бросились оформлять пособия по уходу за своими родителями. Проблема непростых взаимоотношений поколений обострилась при виде денежных купюр.

Государство заботится о своих пожилых гражданах. Но очевидно, что некоторые механизмы помощи порождают социальное иждивенчество. Зло это, конечно, многогранное. Чем дальше уходит прогресс, чем больше появляется возможностей зарабатывать, чтобы достойно жить, тем больше людей, готовых сесть на шею обществу. Ведь нонсенс, когда неполной семьей быть выгоднее, чем полноценной. Денежные выплаты на ребенка выше.
Стремление детей заработать на уходе за родителями популярно в деревнях. В хозяйствах платят немного. А пособие — почти миллион рублей ежемесячно. Запись в трудовой книжке. А забот нередко — ноль. Одни опекуны в свободное от «работы» время возят солярку и сигареты в Польшу или Украину. Другие банально пропивают деньги. По большому счету, средства, которые могли пойти на увеличение пенсий, уплывают в никуда.
Председатель комитета по труду, занятости и соцзащите Брестского облисполкома Михаил Аксеневич привел мне несколько примеров, когда его подчиненные отказывали в выплате пособий по уходу за родственниками явным алкоголикам. Но только таким способом проблему не решишь.
Есть мнение: денежные выплаты опекунам по уходу за стариками старше 80 отменить. А средства выплачивать нуждающимся в помощи как прибавку к пенсии. Чтобы дедушки с бабушками сами распоряжались и решали, кого нанять в помощники.
Уход за родителями за деньги — только одна неприглядная сторона пораженных безразличием отношений в некоторых семьях. Вторая — интернатская действительность.
Истории брошенных стариков, как правило, схожи. Конфликт поколений. Тяжелозапущенные недопонимание, обвинения. Наипростейший выход — интернат. Вначале дети обещают проведывать. В благодарность за освобожденную квартиру. А потом забывают.
Директор Домачевского интерната Анатолий Ясинский свозил меня на интернатское кладбище. Вопрос, который застрял в горле: «Они были одинокими?» «Не все», — ответил. Дети не захотели нести расходы...
В Брестской области содержание старика в интернате обходится почти в 111 тысяч рублей ежесуточно. В бюджет идет 90 процентов невысокой пенсии постояльца, но говорить, что старики тем самым оплачивают свое содержание хотя бы наполовину, не приходится. В Домачево только 27 пенсионеров, за которых платят родственники. Остальные почти две сотни — на государственном обеспечении. Многие — при живых детях, внуках и правнуках...
Социальное иждивенчество не бывает хорошим или плохим. Оно всегда уродливо. Вот пример. В Бресте проживает старушка 73 лет. Инвалид. Три раза в неделю к ней приходит сотрудница отделения социальной помощи. Приносит продукты, оплачивает коммунальные услуги, ходит в поликлинику за рецептами. Стоит услуга около 57 тысяч рублей в месяц. Не деньги, согласитесь, при пенсии подопечной более чем два миллиона. А теперь задумайтесь: на обед, который готовит соцработник, приезжает сын пенсионерки. Здоровый 45–летний мужик...
Приходилось слышать мнение, что неуважительное отношение к старикам со стороны детей — результат... государственной заботы. Отчасти, наверное, так и есть. А если дети станут оплачивать услуги социальных служб? Появится материальная ответственность. Смею предположить, что такие меры, если государство их примет, популярными не будут. Но должны же быть рычаги на упреждение иждивенчества. Экономические. Совесть молчит, значит, надо бить по кошельку.
Но вот что делать с другой ответственностью — моральной? Мы говорим: дети — наше будущее. Стараемся как можно лучше обеспечить наших потомков. А о тех, кто дал нам жизнь, нередко забываем. Не задумываемся, что старость — тоже наше будущее. Со всеми вытекающими сложностями. И обидами.
В наших школах, наверное, должны быть программы, нацеленные на коррекцию отношений между поколениями в семье. Ведь добро и зло, неуважение к старикам, социальное иждивенчество часто берут истоки из детства...
 
Беларусь Сегодня

Похожие посты

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта
Контраст
Skip to content