Десять баллов, Влад!

Десять баллов, Влад!Медалист с ДЦП, поступивший в прошлом году в вуз, стал одним из лучших студентов на курсе.

Инвалидная коляска, своеобразная речь, неспособность держать предметы в руках… Влад Гудков из Слуцка стал, пожалуй, первым в республике абитуриентом, который «посягнул» на высшее образование, имея тяжелую форму ДЦП. «Я хочу и могу», — сказал он. Железное «хочу» стало ключевым в той истории. Истории, в которой все вузы, кроме одного, были не готовы принять необычного абитуриента…

Год назад «Р» писала о Владе. Сегодня он уже второкурсник факультета правоведения Барановичского госуниверситета. Каким был этот год для парня?
Долгая дорога в вуз
Вспомним «пролог» той истории. Родители Влада обзвонили почти все вузы, чтобы найти те, где есть дистанционное обучение: дневное отделение парню не подходит. Нашли несколько вариантов. Но ответы приемных комиссий едва не привели в отчаяние. Мол, дистанционная форма — по сути, классическое заочное образование, и технической возможности обучать «неклассического» студента у вузов нет.
Не отказал Гудковым только Барановичский госуниверситет, допустив парня ко вступительным экзаменам. Однако встал другой барьер: в местах проведения централизованного тестирования заявили, что Влад должен вписывать ответы в бланк сам, отдельных условий создавать ему не будут. Но парень с детства не может держать ручку. И снова только в Барановичах пошли навстречу, создав те самые «отдельные условия». Гудков читал вопрос и называл ответ, который считал верным, а преподаватель обводил его ручкой. За ходом ЦТ следила госкомиссия. После выяснилось: экзамены он сдал лучше всех абитуриентов. Когда пришло письмо о зачислении, Влад и его родители плакали от радости. Сдайся они тогда перед залпом отказов, неизвестно, какой психологической травмой обернулось бы это для парня и без того с непростой судьбой.
Равный среди равных
Прошел год. Сегодня Владик — один из лучших студентов на потоке. А на первой сессии и вовсе набрал самый высокий общий балл. Он, конечно же, радуется своим успехам, но и они не самое главное. Главное, что все 365 дней были наполнены смыслом. Лекции, предэкзаменационные волнения, новые знакомства, впечатления…
— А знаете, что еще особенно важно? — говорит мама Влада Анжела. — Раньше немыслимо сложно было бороться с ощущением, что твой сын да и ты сам на «заднем дворе» общества. А сейчас, когда есть конкретные результаты, все по-другому. Влад чувствует, что он равный среди равных в коллективе целеустремленных людей. И в их глазах не снисхождение или убийственная жалость к нему, а уважение.
Вот так. А теперь еще раз «отмотаем кадры» назад, к вечеру после школьного выпускного. Владик тогда сказал: «Я не хочу проводить жизнь в четырех стенах, как растение. Мне просто необходимо учиться дальше». Пожалуй, больше нечего добавить к тому, чем является для парня учеба.
Находить во всем плюсы
Человеку с ограниченными возможностями первым делом надо помочь влиться в общество, чтобы он не чувствовал себя «чужаком» — об этом говорит мировая практика работы с инвалидами. И здесь важна каждая мелочь, каждое правильное слово. Такое, например, как сказал Владу университетский преподаватель: «Ты большой молодец, что решил учиться». И пожал ему руку. Или слова сокурсников: «Да-а, ну ты силен в учебе!»
Спрашиваю парня, как его приняли сверстники.
— Хорошо. Я вообще люблю с людьми общаться. Но мне очень не хватает этого общения.
— Правда, поначалу студенты настороженно смотрели на нас, — признается отец Влада Николай Николаевич. — И даже где-то со снисхождением: мол, преподаватели будут делать поблажки из-за болезни. Но куда делись эти взгляды, когда сын показал свои способности.
Отец привозит Владика на сессии и сидит с ним на каждой паре, конспектирует лекции. Чтобы принять у парня зачеты и экзамены, преподаватели составляют специальные тесты. Сдает он их таким же образом, как и год назад на централизованном тестировании.
— Помню, как один профессор проверял выполненный сыном тест, — говорит Николай Николаевич. — Первый вопрос — верно, ставит рядом плюсик, второй — снова плюсик, и так до конца: плюсик, плюсик… И с каждым плюсом глаза все больше округляются от удивления.
Некоторые педагоги неплохо понимают речь Влада и не преминут задать ему устные вопросы, ведь это же удовольствие — слушать образцово подготовленного студента.
Живет на свете красота
— Люблю Фенимора Купера, Конан Дойля, а особенно Дюма, его собрание сочинений в 12 томах я прочел полностью, — рассказывает мне Владик. — Произведения Дюма — как история в романах. Если бы так писали учебники по истории Беларуси, я бы знал ее лучше (при этих словах его глаза светятся).
Влад скромничает. Историю он еще как знает! Преподаватель университета по этой дисциплине сказал как-то: «Первый раз вижу, что кто-то из студентов так хорошо владеет моим предметом».
Николай Николаевич показывает мне большой пакет, набитый пачками листов. Влад прочел их все, до самой последней буквы. Студентам дистанционной формы обучения литературу высылают в электронном виде, но Владик с монитора не читает, родители распечатывают ему тексты.
— Думаю, с самостоятельной подготовкой я справляюсь, — говорит парень и добавляет, — но иногда все-таки чувствую: не хватает помощи преподавателя.
По необходимости родители набирают номер того или иного педагога, и Влад консультируется с ним по телефону.
Год назад Гудковы решали вопрос с оплатой, которую нужно вносить за обучение сына. На заочном платят все, таковы правила вуза. Тяжелый диагноз и при этом отличная успеваемость — случай исключительный, но исключение из правил по поводу снятия оплаты так и не сделали. Бюджетные места в вузе строго фиксированы, и ректорат при всем желании не вправе взять «из воздуха» еще одно место. Гудковы направляли письмо в Министерство образования, однако вопрос так и не был решен положительно…
И все же, как поется в песне, «живет на свете красота». И эта красота — прежде всего в человеческом отношении к другим. Такое, как показывают студенты и преподаватели БарГУ: они, а также организации, сотрудничающие с вузом, периодически перечисляют на счет парня собранные сообща деньги.
Пусть лучше мир прогнется под нас
Когда Гудковы штурмовали приемные комиссии вузов, их знакомые звонили и говорили: «Зачем вам это надо? Взгромождаете на себя неподъемный груз! Все равно ведь не поступите». Звонят они и сейчас. Но уже с другими словами: «Так как, говорите, вы поступали? Мы вот подумали, что, может, и наш ребенок…»
— У родителей, чьи дети живут и не с таким тяжелым диагнозом, появилась надежда: если глубокий инвалид смог, то, возможно, и у них получится, — говорит Анжела Гудкова.
Гудковы своим примером доказывают: крепкая семейная команда — это та точка опоры, которая пусть и не перевернет мир, но заставит его прогнуться под тебя, под твою мечту. Доказывают и кое-что еще.
— Иногда задумаешься и начинаешь осознавать: а ведь нас как будто ведет что-то по жизни, какая-то невидимая рука, — размышляет Николай Николаевич. — Взять хотя бы тот факт, что нашей соседкой оказалась удивительный педагог Тамара Акулич. Именно она разглядела способности сына и стала заниматься с ним на дому, а потом ее примеру последовали и другие школьные учителя. И еще. Оказалось, Барановичский госуниверситет уже несколько лет изучает методики обучения студентов с инвалидностью, а вот теперь может делать это и на практике. Все не случайно.
«Во мне — железобетонный стержень»
— Иногда на меня нападает страх… Страх от мысли, как же Влад сможет жить один в этой жизни? Мы же с мужем не вечные, — Анжела задумывается. Тут озабоченный взгляд светлеет. — Как-то Владик сказал: «У меня внутри железобетонный стержень. Меня не сломить». И правда, отчаяние и паника не имеют к нему никакого отношения.
Вспоминает, как бабушка ахала и охала, глядя на внука, а он уже тогда, будучи ребенком, говорил: «Не надо меня жалеть. Я совершенно нормальный». И когда дети на улице подбегали к нему и тыкали пальцами, Влад не досадовал, не злился, не плакал. Он просто не реагировал. Словно природой запрограммировано мудрое спокойствие. Хотя, чего уж там, бывает и на него накатит сильная эмоция, и нет-нет да и вырвет слова из души: «Мамочка, вот если бы мне здоровые ноги… Я бы побежал, я бы обежал весь город! Я бы плакал от счастья».
…Сейчас Влад готовится к 3-му семестру. Рискну предположить, что и в этом учебном году он станет одним из лучших на курсе. А ведь могли быть «четыре стены». Интересно, сколько белорусских талантов так и не вышли из этих стен и клейма «инвалид»?
---------------------------------------
Звонок в Барановичи
Татьяна ЯКУБОВИЧ, первый проректор Барановичского государственного университета:
— Владислав очень способный парень, но он еще и большой трудяга. Конечно, такие студенты — отрада для каждого преподавателя. Во время сессии ему и отцу предоставляем отдельную комнату в студенческом общежитии. Занятия идут на 1-м этаже со входом, оборудованным пандусом.
К слову, поступление Гудкова стало «зеленым светом» для других ребят с ограниченными возможностями. Этим летом мы зачислили еще двух человек с глубокой инвалидностью.
Для людей с ограниченными возможностями дистанционное обучение — хорошая возможность учиться. Работу по этой форме обучения ведем с 2007 года. Имеем полный набор электронных обучающих комплексов, тестовых заданий и методов консультирования. Также три наших общежития на 1200 мест мало чем отличаются по комфорту от столичной Студенческой деревни. Они полностью соответствуют стандартам безбарьерной среды и идеально подходят для таких ребят, как Влад.
---------------------------------------
Компетентно
Антонина ЗМУШКО, начальник отдела специального образования Министерства образования Беларуси:
— Проблемы с поступлением и обучением инвалидов мы видим и по мере возможности решаем. Учреждения среднего специального и высшего образования создают для таких студентов особые условия. Также обязаны патронировать их на протяжении 2 лет после выпуска.
В прошлом году студентами вузов стали 354 человека с инвалидностью. Семеро ребят с нарушениями опорно-двигательного аппарата поступили в Московский государственный гуманитарно-экономический институт. Они воспользовались предоставленной нам квотой и учатся за счет федерального бюджета.
В этом году в учреждения среднего специального образования, по предварительной информации, поступило около 30 человек с психофизическими особенностями, в вузы — 356. Сказать, есть ли среди них студенты с глубокой инвалидностью, пока нельзя, так как сведения, присланные вузами, до конца еще нами не обработаны.
В ряде вузов организовано дистанционное обучение, участвуют в котором и ребята с особенностями. Однако в прошлом году там обучались только 15 инвалидов.
Чтобы люди с ограниченными возможностями могли получать высшее образование дистанционно и на бюджетной основе, нужны изменения в соответствующие правовые акты. Пока они не внесены.
Предупреждая ситуации, подобные той, что возникла с поступлением Гудкова, мы в течение года изучали намерения выпускников школ: кто и куда планирует поступать. И поименный список направили в соответствующие учреждения образования.
В республике, по данным Офиса по правам людей с инвалидностью, из ста инвалидов высшее образование удается получить только двум. В то время как в развитых странах его получают более 70 % таких людей.
 
«Республика»

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *